September 10th, 2016

Возраст


Многие люди говорят мне: «В душе мне 20!», посверкивая сединой на висках и морщинками в уголках глаз. И это здорово! Но совсем не для меня. Я не хотела бы ощущать себя снова на 20. Столько страхов, сомнений, внутренних запретов, стеснений, робости, незнания кто ты есть и чего хочешь. Я оглядываюсь назад и расплываюсь в улыбке умиления и недоумения. Это была Я?
В 20 лет мне категорически не шли шапки, а уж платки и шляпы на голове были просто за гранью понимания. Самым выдающимся во мне тогда были коленки, которых, при всем их величии, я почему-то стеснялась. Да и вообще считала, что природа сильно пожадничала 20-го июля 81-го. Ну, разве что умом и трезвостью мышления, слава Богу, наградила. О, как много раньше я знала, но при этом отчего-то боялась показаться дурой. Видимо, поэтому много спорила, доказывала, боролась и везде искала истину. И вообще жила жизнью «вне себя», идеализирую любовь и дружбу и ставя эти категории на первое место. А еще я была категоричной перфекционисткой. Гремучая смесь!
Знаете, для меня 20 лет – это когда ты встречаешь таракана в своей голове и в панике кричишь во все горло: «Боже! Изыйди, Нечистыя!» А потом запираешь его в самой дальней комнате и делаешь вид, что ничего не видела. Но он, гад такой, через некоторое время находит щель в замочной скважине и снова появляется на глаза в самый неподходящий момент.
- Вот ведь поросенок! – говоришь ты усачу и бежишь со всех ног за «Машенькой», полная решимости обмазываешь все вокруг и каждый день ждешь его смерти, внутренне торжествуя и предвкушая победу. Но чем больше ты прикладываешь усилий на борьбу, тем больше он становится. И так до 30 лет ты борешься и бьёшься, боясь мнения окружающих, стесняясь своих недостатков и слабых сторон. Но в какой-то момент тебе надоедает эта борьба и ты приобретаешь То- ле – рантность, то ли лояльность… Жалко же животину. Ведь если она существует, значит, это кому-нибудь нужно. Ты кормишь его, отпускаешь на волю, периодически он возвращается, и ты подкармливаешь его вновь. Потом он заявляется не один, а целой компанией… И тут ты понимаешь свою многогранность, что согласно Жванецкому означает, что ты - «гад, сволочь и паразит одновременно». Но именно тогда все начинает меняться. Ты принимаешь свою мелочность и соглашаешься с тем, что твое внимание все чаще цепляется за детали, незначительные моменты и еле уловимые проявления РАДОСТИ. Ты принимаешь свою излишнюю эмоциональность и соглашаешься с тем, что слишком сильно выносишь мозг окружающим своей ЛЮБОВЬЮ и ЗАБОТОЙ. Ты принимаешь свое упрямство и соглашаешься с тем, что часто артачишься, зацикливаясь на результате и цели. Ты любишь себя мелочной, эмоциональной, упрямой… Ты ценишь все свои несовершенства, которые, конечно, остались с тобой, но ты смотришь на них проще. Ты разрешаешь им быть.
Сегодня в душе мне 35. И я кайфую от этих цифр. Конечно, я не стала другой и, кажется, вообще не изменилась. Но то, что мне хотелось спрятать тогда, сейчас я называю моим потенциалом и перспективой, без которых, как известно, совсем тоскливо. А что еще остается? Но, вы знаете, зато мода изменилась и шапки вдруг пошли. Колени втянулись и померкли на фоне открывшихся способностей. Почта России доставила затерявшуюся посылку от природы с извинениями за доставленные неудобства. Информационный поток увеличился настолько, что я невольно поняла, что еще очень многого не знаю. Правды стало тоже так много, куда не плюнь – везде она. Свобода! Демократия! Независимость! Послушаешь там - логично, здесь – верно, тут - убедительно. Какие к черту могут быть возражения? А жизнь «вне себя» сама стала ускользать, оставив меня наедине со своим ужасно перспективным прекрасным внутренним. А оно, со скуки, подсело на интереснейшую игру, превращающую моих тараканов в милых красивых бабочек и наполнило мой путь счастьем и яркими красками. Наверное поэтому, сейчас я чувствую себя счастливой просто потому, что живу в это неспокойное время, в этой обыкновенной квартире, в этом несовершенном теле, с далеким от идеального характером и нарастающими цифрами в графе «Возраст».
Сегодня в душЕ мне 35, зато в дУше… О ля ля!